Главная » Разное

Одиссея первого русского профи

Добавлено на 4 декабря, 2012 – 9:54 ППКомментариев нет

Автор: Сергей Моргунов
Опубликовано в журнале «Качай мускулы №12 (32) 1997»
Одиссея первого русского профиПарадокс, но очевидно: единственный русский профи бодибилдинга, получивший (и имеющий до сих пор на руках) карту профессионала IFBB, мало известен на своей родине. Утверждаем это уверенно, потому что очень часто получаем письма, в которых задается один и тот же вопрос: «Когда, наконец, наши будут на равных соревноваться с американцами?» Почти настолько же часто спрашивают: «Вот украинцы уже есть профессионалы, а как же наши?…» Ни в коем случае не умоляя заслуг очень уважаемых нами Сергея Отроха и Олега Жура, которых, кстати, мы тоже считаем нашими (или Украина исторически не является единым государством с Россией, а ее язык менее похож на Русский, чем, скажем, язык народов севера нашей бескрайней страны?), беремся утверждать: «самым настоящим» профи на всем постсоветском пространстве является именно Николаи Ясиновский. Поскольку он — единственный, кто несколько лет жил в «Мекке культуризма», ежедневно общаясь, тренируясь и выступая с лучшими атлетами мира. Поэтому-то он, как никто у нас, знает «кухню» (или называйте это как хотите) профессионального бодибилдинга. Ну а мало знают Николая в России, потому что перебрался он на другую сторону океана уже в далеком 90-м. С тех пор его жизнь вместила в себя очень много… Теперь он снова в России. Но не как «пенсионер», а как действующий спортсмен, который готовится к новым турнирам и который, верим, еще далеко не исчерпал свои возможности. Впрочем, обо всем по порядку…

Часть первая.
Первое личное знакомство с известным человеком далеко не всегда соответствует заранее сложившемуся о нем впечатлению. Так, лицеист Пушкин, впервые увидев своего кумира Державина, был несколько обескуражен, когда почтенный старец, обернувшись к слуге, спросил: «Где тут у вас, голубчик, нужник?» Так, молодой Гоголь, примчавшись прямо с вокзала к Пушкину, чтобы выразить ему свое восхищение, был остановлен лакеем, сообщившим, что великий поэт еще не вставал с постели и поэтому принять его не желает. Ни в коем случае не приравнивая себя к Пушкину или Гоголю, я все же рискну представить на ваш суд свою историю встречи с Настоящим (с большой буквы) культуристом Николаем Ясиновским. Придя в зал на тренировку, я увидел Николая, качающего руки. «Ну и машина, — пронеслось в моей голове. — «Страшные» мышцы.» Не желая ударить в грязь лицом перед единственным отечественным профи, я повесил на штангу 100 кг (приличный для меня вес) и принялся жать лежа. Раз, два… восемь, девять, на десятом сдох и голосом Хмыря из «Джентельменов удачи» прохрипел: «Ой, помогите!» В угол, где я тренировался, Николай как раз отходил отдыхать между подходами. Он помог, но при этом с хмурым видом кинул: «Поставь поменьше.» В другой ситуации я бы, конечно, снизил вес, однако тут я слабость проявлять не мог. Хотелось показать, что перед ним не какой-нибудь новичок с улицы, а спортсмен, знакомый с принципом «работы до отказа». Решив оставить прежний вес и уменьшить число повторений, я вновь улегся под 100-килограммовую штангу. Но не рассчитал! К по следнему повторению мышцы забились, и штангу «заклинило». Пришлось опять прохрипеть о помощи. Николай не спеша подошел и, глядя в мои покрасневшие готовые от напряжения выскочить из орбит глаза, строгим голосом сказал: «Слушай, парень, после тренировки я весь в твоем распоряжении. Но когда я работаю, мне не мешай!» После этого он помог положить мне снаряд на стойки и удалился. На этот раз дошло окончательно, что мешать нельзя — профи они и в Африке профи. В общем, теперь культуристы-профессионалы напоминают мне поезда, идущие строго по расписанию и не останавливающиеся перед теми, кто голосует на обочине. Поэтому, выбирая время для интервью, я сперва сверился с расписанием, чтобы не оказаться на перроне перед захлопывающимися дверями и не услышать прощальный стук колес, набирающих обороты. — Спортом я начал заниматься с пяти лет, — рассказывает Николай. — Помню, на Новый год папа купил мне коньки, которые привязывались к валенкам, и всю ночь, до пяти утра, я катался дома по половикам. В шесть лет я уже хорошо стоял на льду.
АТ&РС: Какими видами спорта ты занимался в детстве?
Н.Я.: Хоккеем. Глядя на современных детей, я с удивлением вижу, как они бросаются из одного вида спорта в другой. У меня такого никогда не было. Мне всегда правился хоккей, и к пяти годам я точно знал, что хочу быть хоккеистом, а в семь уже играл в сборной. Получилось так, что я опоздал к набору и очень сильно плакал. Хорошо, что Воркута — город маленький, где все коренные жители друг друга знают. И моя мама знала тренера, она пришла к нему и попросила взять меня в команду. Согласившись, тренер не пожалел об этом. Я стал лучшим игроком в команде.
АТ&РС: Ты играл в нападении или в защите?
Н.Я.: Я был самым быстрым в лиге центральным нападающим. Самый большой мой успех — третье место в чемпионате страны первой лиги. В 19 лет забрали в армию. Я мог бы попасть в омский СКА, но когда приехали «покупатели», я лежал в госпитале с сильным воспалением легких. Пришлось честно отслужить два года в Сибири, в ракетных войсках стратегического назначения, а не в спортивной роте. В 82-м пришел домой. Снова стал играть в хоккей.
АТ&РС: Как же ты стал культуристом?
Н.Я.: Я всегда считал, что мужчина должен быть сильным, чтобы защищать Родину, жену, себя. Когда я вернулся из армии, большинство моих старых друзей пили водку, а молодежь на 4-5 лет младше — качалась. Это задевало мое самолюбие. Бросив бывших друзей, я начал тренироваться вместе с молодыми ребятами. Очень увлекся и остановиться не могу до сих пор, хотя те ребята, которые привели меня в зал, культуризм давно бросили.
АТ&РС: Что же удержало тебя?
Н.Я.: Не знаю. Сначала увидел прогресс. Все же какая-то база, благодаря хоккею, у меня была. Ноги, предплечья, плечи… Но вскоре пошли травмы, я стал часто оказываться на скамейке запасных. И тогда я понял, что всю жизнь играть в хоккей нельзя. Тут еще в каком-то журнале я увидел фотографию Сергея Зайцева и был поражен его фигурой, Мне захотелось познакомиться с этим парнем, чтобы просто пожать ему руку.
АТ&РС: Кто он был на тот момент?
Н.Я.: Чемпион СССР в силовом троеборье. Параллельно он выступал на соревнованиях по культуризму (тогда еще его называли атлетической гимнастикой).
АТ&РС: Насколько серьезно ты относился к занятиям?
Н.Я.: Поначалу я хотел сделать объем бицепса 42 см и бросить. Я поступил в Сыктывкарский педагогический институт на факультет иностранных языков. Тренироваться продолжал. На свои деньги я купил штангу, скамейку и поставил это все в свою комнату в общежитии. Отучившись в институте два года, я оттуда ушел. Вернулся в Воркуту, стал работать на шахте. Отработав смену, я приходил домой, тренировался, спал, а утром снова шел на работу. В таком режиме я отпахал 9 месяцев. Потом забрал документы из пединститута и перевелся в институт физкультуры. Тут я попал в свою среду. Учеба очень нравилась. Будучи действующим спортсменом, начиная с 1987 года, я не пропустил ни одной лекции по физиологии, массажу, биохимии, анатомии, гигиене, даже ни одного семинара не пропустил. Я считаю, что если бы не получил тех знаний, то не добился бы успехов в культуризме. К сожалению, у нас еще бытует мнение: «Сила есть — ума не надо». Мне обидно это слышать, но обидно не за себя и не за спорт, а за тех людей, которые так говорят.
АТ&РС: Ставил ли ты себе большие цели?
Н.Я.: Даже когда я перевелся в институт физкультуры, никаких высоких целей я себе не ставил. Рука к тому времени у меня уже была 42 см, и я думал: вот сделаю 45 и брошу. Потом — 47. Потом — 50. В этот момент сбылась моя мечта — я познакомился с Сергеем Зайцевым. Мы стали очень хорошими друзьями, больше того — очень близкими друзьями.
АТ&РС: Ты тогда выступал на соревнованиях?
Н.Я.: Я не считал себя достаточно к этому готовым. После года серьезных занятий я решил поездить по соревнованиям, посмотреть общий уровень, сравнить, отстаю я или нет. Я никогда не любил быть последним. Если уж выступать, то выходить в призеры, а лучше — в победители. Когда я наблюдаю турниры, где выступают ребята, отзанимавшиеся 2-3 месяца, мне смешно. Это напоминает передачу «Сам себе режиссер». Люди не имеют самоуважения. Посмотрев Кубок Москвы, чемпионат Москвы, я понял, что спокойно могу соревноваться с этими ребятами. И уже в 1986 году выступил на чемпионате Москвы, где стал вторым. Не умаляя заслуг победителя, Жоры Мосалева, хочу сказать, что вторым я стал несправедливо. Вся Москва после этого гудела: «Как же так?!» Через несколько месяцев на чемпионате СССР я стал пятым, соревнуясь с такими спортсменами, как Богданович, Александрович, Мисявичус.
АТ&РС: Был ли у тебя тренер? Н.Я.: Тренера у меня не было никогда. Культуризм — это, пожалуй, единственный вид спорта, где нельзя иметь тренера. А если он есть, то может подсказывать в вопросах диеты или помогать как партнер во время последних повторений. Каждый организм нужно изучать, а хорошо это можно сделать лишь на основе собственных ощущений.
АТ&РС: Откуда же ты черпал специальные знания?
Н.Я.: Дело в том, что никто никому ничего не хотел рассказывать, и приходилось экспериментировать на себе, методом «тыка». Кстати, эта ситуация до сих пор не изменилась.
АТ&РС: Что было дальше?
Н.Я.: Через полгода, в 1987 году, кажется, я стал первым на Москве и вторым на чемпионате СССР. Прогресс налицо.
АТ&РС: Сравни уровень той «Москвы» и нынешней.
Н.Я.: Скажу, что тогда уровень был намного выше, и конкуренция ощущалась сильнее. Но в «тяжелой» категории у нас не было спортсменов такого уровня, как Сергей Шелестов и Олег Мокшанцев. Олегу, конечно, надо бы в ногах прибавить, зато у него рельеф верха на хорошем уровне. Главное, что у нас появилась категория свыше 90 кг.
АТ&РС: А тогда?
Н.Я.: Тогда не было различия между категориями 90 кг или свыше 90 кг. К тому же, все качали верх, а хороших ног никто не имел. Разве что Богданович. Зато другое было — сплоченность. Сейчас культуристы не знают друг друга, каждый сам по себе. Поэтому и прогресса нет у Федерации, ведь все разобщены, каждый тянет на себя.
АТ&РС: Как ты познакомился с Шубовым?
Н.Я.: Случайно, на показательных выступлениях в Измайлово. Шубов заметил меня и пригласил тренироваться к себе. Это тоже 87-й год примерно. Шубов талантливых спортсменов из других залов забирал к себе. Так он сколотил хорошую команду. Мы дружили все. С одной стороны, другие клубы теряли лучших спортсменов, так как Шубов всех подбирал под себя, но, с другой стороны, большим спортсменам было удобно тренироваться в одном месте, все подтягивали друг друга.
АТ&РС: Условия были хорошие?
Н.Я.: В таких условиях, в каких тренировались мы, ни один уважающий себя культурист сейчас не стал бы заниматься. Плюс ко всему мы выступали за маленький значочек. Мы были рады, когда нам давали листок, называемый грамотой. Сейчас я удивляюсь на наших спортсменов, которые в качестве призов получают цветные телевизоры, видеомагнитофоны, музыкальные центры и еще думают, выступать ли им на следующий год на этих соревнованиях.
АТ&РС: Звание «мастер спорта» мечтал получить?
Н.Я.: Да, конечно. Тогда «мастер спорта СССР» считалось престижным званием. Когда я его получил, то радости было выше крыши. Дальше, 88-м году, я попал в сборную СССР. В 1990 году стал капитаном сборной. В том же году я выиграл чемпионат СССР, и начались международные турниры. На чемпионате Европы в Санкт-Петербурге я занял 4-е место, по собственной вине. Позируя, я спрыгнул с подиума, что правилами запрещалось, и это сразу оттолкнуло меня на 4-е место, хотя я легко мог рассчитывать на второе. На следующий день я уехал в Японию на открытый чемпионат и выиграл его. Помню, как в Японии все меня шокировало: небоскребы, автострады. Ел я там на убой, за 10 дней набрал 8 кг. На подиум я, конечно, вышел не в лучшей своей форме, но зато был самый здоровый. Когда я возвращался из Японии, произошла одна неприятная история. В Шереметьево украли мою сумку. Пришлось устроить скандал. Я вышел из себя и сказал, что если через 5 минут сумка не будет найдена, то я буду по очереди каждому отрывать голову.
АТ&РС: И это подействовало?
Н.Я.: Да, сумка, естественно, нашлась. Все было цело: и вещи, и призы. В том же 90-м году была организована первая матчевая встреча между сборной СССР и сборной США. Сборная США приехала к нам. Тогда я познакомился с Шоном Рэем. Ну, как сказать познакомился… Я зашел к нему, поздоровался. Шон Рэй презрительно посмотрел на меня и отвернулся, хотя в то время я был лучший в команде. Организатору этой матчевой встречи я приглянулся, так как имел перспективы. Через полгода сборная СССР выехала в США с ответным визитом. Впечатлений было очень много. Мы объездили на автобусе практически всю Калифорнию. Конечно, их тренажерные залы нельзя было даже сравнивать с нашими подвалами. В США мы увидели многих знаменитых культуристов.
АТ&РС: Был ли у тебя кумир?
Н.Я.: Нет. Если создать себе кумира, то, достигнув таких же параметров, как у него, остановишься в развитии. Психологически будет сложно преодолеть этот барьер. Поэтому кумиром для меня всегда был только я сам…
АТ&РС: Что помогало тебе продвигаться вперед?
Н.Я.: Мне всегда казалось мало того, что я делаю. Когда меня спрашивали: «Тренируешься?», я отвечал: «Да нет, я только пробую.» Спрашивали: «Будешь выступать?» «Попробую,» — отвечал я. До сих пор я считаю, что только что-то пробую сделать.
АТ&РС: Как ты оказался в США?
Н.Я.: После второй матчевой встречи я обсудил свою дальнейшую спортивную карьеру с промоутером. Он прислал мне вызов.
АТ&РС: Это было его предложение?
Н.Я.: Нет, мое. Когда выиграл турнир «Мистер Япония», то стал задумываться о том, чтобы стать профессионалом и выступить на «Олимпии». К тому же, побывав в Японии и США, я понял, что как спортсмен смогу состояться только там.

Продолжение «Одиссея первого русского профи:  Часть 2. Hallo, Америка

Tags:

Оставить комментарий!

Добавить свой комментарий ниже, или Архив с вашего собственного сайта. Вы также можете Comments Feed через RSS.

Будьте вежливы. Не отходите от темы. Не спамте.

Вы можете использовать эти теги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Это сайт поддерживает Gravatar. Чтобы получить свой собственный аватар, пожалуйста, зарегистрируйтесь на Gravatar.